+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Если обвенили инвалида 2 групы в приступление а ан этого не совершал

Разобраться нам помог адвокат Дмитрий Лепретор. Кому могут дать отсрочку? Такое решение, например, было принято по делу летнего жителя поселка Ивенец , который незаконно продал ружье, чтобы купить себе гроб. Однако окончательное решение принимает президент. Оборудование для парламента закупали через откаты.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Льготы инвалидам 1, 2 и 3 группы в 2019 году

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

„Правовая неотложка” (памятка арестованному и его родственникам)

Смотреть комментарии. Марьяна Торочешникова: Правозащитники заявляют о возвращении в Россию карательной психиатрии. Можно ли положить конец подобному явлению и каким образом? В студии Радио Свобода — адвокат Дмитрий Динзе. На видеосвязи из Забайкалья — юрист Роман Сукачев.

Позже к нам подключится правовой аналитик Международной правозащитной группы "Агора" Дамир Гайнутдинов. Ежегодно российские суды выносят тысячи решений о применении к обвиняемым принудительных мер медицинского характера. И если пять лет назад было вынесено таких решения, то в году — уже подсудимых были объявлены невменяемыми и отправлены на принудительное лечение. Александр Валиев: Челябинца Алексея Морошкина буквально на днях отпустили из психиатрической больницы, где по решению суда продержали полтора года.

Принудительная госпитализация произошла после его выступления в интернете в поддержку Украины, создания онлайн-проекта "Церковь Челябинского метеорита" и призывов к созданию Уральской республики. Алексей Морошкин: Хоть раньше на учете у психиатра я не состоял, по результатам пятиминутной психиатрической экспертизы мне поставили диагноз "параноидальная шизофрения" и признали невменяемым. Александр Валиев: Сейчас правоохранители расследуют еще одно дело в отношении Морошкина: его обвиняют в том, что в сентябре го он раскрасил некий бюст в цвета украинского флага.

Но на фоне того, что с ним уже приключилось, возможное наказание его почти не пугает. Алексей Морошкин: Постоянное нахождение запертым в одной палате, окружение целиком из психически больных людей, таблетки и уколы, от которых испытываешь внутренний дискомфорт, порой сравнимый с пыткой, — все это мне пришлось испытать за полтора года лечения.

В колонии ты хоть и осужденный, но человек. А в психиатрической лечебнице тебя низводят до состояния безвольного "овоща", лишенного человеческого достоинства. Врачи неоднократно говорили мне о том, что испытывают давление прокуратуры и судов, что мое дело не относится к категории легких, что такова политическая обстановка в стране Александр Валиев: Адвокат Алексея Морошкина Андрей Лепехин в течение полутора лет пытался вызволить своего подзащитного из психиатрической больницы, но безуспешно.

Врачи настаивали на том, что Алексей опасен для окружающих, и суд с ними соглашался. Андрей Лепехин: Мы пытались сделать все, чтобы его было невыгодно держать в больнице, и добились того, что были привлечены к дисциплинарной ответственности главврач и два его зама.

Таким образом, мы, я думаю, все-таки поспособствовали освобождению Алексея. Татьяна Щур: Это, конечно, пример так называемой политической психиатрии. Я бы не назвала ее карательной, потому что все-таки это очень жесткое слово. У меня сложилось впечатление, что человека просто преследуют за его иные, по сравнению с официальными, взгляды. Александр Валиев: 1 июня Советский районный суд Челябинска вынес решение о прекращении принудительного лечения Алексея Морошкина.

На сей раз представитель больницы заявил, что он не представляет опасности для себя и окружающих, а прокуратура не стала обжаловать это решение. Тем не менее, адвокат Морошкина считает маловероятным возможность получения через суд компенсации за незаконную госпитализацию и принудительное лечение его подзащитного. Марьяна Торочешникова: Роман Сукачев сейчас представляет интересы активиста из Читы Николая Лиханова, который подал в суд на местную психиатрическую больницу, куда его принудительно поместили по заявлениям сотрудников администрации губернатора.

Краевой суд уже признал незаконность такой госпитализации. Роман Сукачев: У нас очень сложная ситуация с тарифами ЖКХ, и Лиханов инициировал проверки незаконности увеличения тарифов. В свое время, когда они с братом занимались спортом, у их боксерского клуба забрали помещение, передали его сотрудникам ОМОНа, и их коллектив фактически распался.

Он многие годы отстаивал ту позицию, что передача недвижимости была незаконна, и сейчас, когда всплыло, что тарифы у нас действительно были подняты в нарушение закона… То есть он занимался резонансными проблемами, постоянно ходил в администрацию губернатора, а последнее время требовал, чтобы ему дали встретиться непосредственно с губернатором, потому что ее помощники вообще никак не реагировали на его жалобы.

Они считали его немножко странным. И вот на фоне этого терпение работников нашей администрации, видимо, кончилось, и они написали на него сразу десять заявлений, по результатам рассмотрения которых суд и поместил его на принудительно лечение. Краевая прокуратура не поддержала это, и за него вступилась Марина Саватьева, тоже наш общественник, и суд второй инстанции его освободил.

Он там просидел два месяца. Марьяна Торочешникова: То есть в отношении вашего доверителя не возбуждали уголовное дело. Роман Сукачев: Нет, ничего не возбуждали, а сразу определили его на принудительное лечение.

Закон, в принципе, предусматривает такое. Марьяна Торочешникова: Итак, если в России, где права человека подвергаются серьезной угрозе, человеку, в отношении которого возбудили уголовное дело или который не очень нравится чиновникам, назначают проведение психиатрической экспертизы, то в этой ситуации он абсолютно не защищен, и если врачи решат, что он сумасшедший, то дальше его слушать уже никто не будет?

Дмитрий Динзе: Ну, просто так человека невозможно взять и доставить в психиатрическую лечебницу, для этого должны сложиться определенные условия. Первое, самое распространенное условие — это совершение преступления, в данном случае все равно, какой направленности — экстремистское, насильственное, экономическое или иное.

Второе условие: ты попадаешь в отдел полиции, и сотрудники полиции считают, что ты ведешь себя неадекватно, тебе вызывают скорую психиатрическую помощь, приезжают врачи, скручивают тебя и увозят в больницу, где тебе проводят быстрое освидетельствование и решают, нужна тебе госпитализация или нет.

По результатам определенного исследования врачи выносят решение. Потом состоится суд, и ты либо окажешься в психиатрической больнице, либо нет. Марьяна Торочешникова: А когда проводят освидетельствование, там присутствуют какие-то независимые свидетели? Человек может добиться того, чтобы это освидетельствование проводилось в присутствии его адвоката или родственников? Дмитрий Динзе: Если мы говорим просто о госпитализации, то это, соответственно, психиатрическое освидетельствование.

Если мы говорим об уголовном деле, то для начала это судебно-психиатрическая экспертиза, она может быть и комплексной, где участвует еще психолог, и там принимается решение, вменяемый человек или невменяемый. В последнем случае применяются принудительные меры медицинского характера, и тогда после освидетельствования человек может подлежать какому-либо психиатрическому лечению при определенных параметрах. Он должен быть общественно-опасным — грубо говоря, может нанести вред окружающим или самому себе.

Еще многое зависит от тяжести заболевания. Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что если вдруг попались недобросовестные или недостаточно образованные психиатры, которые давали заключение, то в психушке на принудительном лечении может оказаться вообще любой человек? Дмитрий Динзе: Что такое недобросовестность? Лицо не обладает определенными знаниями — ну, учился на "тройки" и "двойки", а здесь я вдруг психиатр и могу расставлять диагнозы.

Вторая ситуация — человек просто не повышает квалификацию, утерял ее. Третья ситуация относится уже не к недобросовестности, а к должностному преступлению, потому что лицо находится в определенной должности — врача-психиатра, который принимает то или иное решение. Если психиатр или комиссия психиатров совместно с психологом просто заблуждаются, то это недобросовестность, а в другом случае это достаточно тяжелое преступление.

Ведь в отношении лица применяются определенные меры, и он, во-первых, лишается свободы принудительно, а во-вторых, ему назначается лечение, и определенные психиатрические препараты гробят его здоровье: сказываются на печени, сердце, желудке.

Однажды я даже разговаривал с врачом-психиатром о том, чтобы лечение было переназначено таким образом, чтобы мой клиент, когда он выйдет из психиатрической больницы, просто-напросто не остался инвалидом. У него болит печень, сердце, голова, а они не переназначают препараты.

Группа людей, которых госпитализируют в те или иные психиатрические больницы, очень уязвима. Туда может проникнуть лишь достаточно ограниченный круг лиц — это, как правило, адвокат, а родственники туда приходят только в определенное время, и к их приходу больного приводят в нормальное состояние, чтобы он мог общаться, не падал, не закатывал глаза, не причинял ущерба себе или родственникам. Марьяна Торочешникова: Роман, а в вашем регионе часто применяют такие методы борьбы с несогласными, как помещение их в психиатрические клиники?

Можно ли говорить о том, что в России сейчас реанимируется карательная психиатрия? Роман Сукачев: За свою десятилетнюю практику я ни разу я не мог сказать, что к нашим правозащитникам или другим людям необоснованно применяют карательную психиатрию. А вот с делом Лиханова… И сейчас вот еще Валера Немиров, другой мой знакомый, нормальный, адекватный человек, который тоже любит отстаивать свою позицию, также помещен в психиатрический диспансер, и такое мнение у меня уже складывается.

Ведь даже с Николаем все очевидно: суд признал незаконность, поспешили, и тут приходит представитель в суде и говорит, что все нормально, в иске отказать, потому что он больной. Ну, и что, что мы его плохо кормили, и он там потом заболел?

Это распорядок дня такой. А то, что человек был фактически незаконно туда помещен, незаконно подвергался всем этим процедурам, его ни разу не выводили на улицу — не положено, телевизор давали смотреть раз в сутки, — все это нормально.

Что мешает извиниться? Нет… Так что есть такая опасная тенденция. Марьяна Торочешникова: Роман, а что сейчас в суде по этому иску?

Насколько я понимаю, в иске еще не отказали, дело рассматривается? Роман Сукачев: У нас назначено судебное заседание, и я считаю, что оснований для отказа нет, потому что суд второй инстанции четко указал: нарушения есть, вы поспешили.

Те нормы, которые предусмотрены, суд первой инстанции не принял, и человека незаконно поместили в психиатрический диспансер. И на основании этого я думаю, что у нашего иска есть хорошая перспектива, тем более, что суд привлек прокуратуру в качестве третьего лица и сотрудников полиции, потому что начальник отдела дознания тоже писал заявление, по которому просил освидетельствовать Лиханова, и потом приехали "маски шоу".

Там ведь не просто пришел сотрудник полиции, а туда выезжала группа реагирования с автоматами, как будто это опасный преступник, террорист, и его увезли в больницу. И в больнице ему не дали ни врача, ни адвоката, он говорит: "Я чувствовал, что меня уже признали виновным.

Я им что-то говорю, а они отвечают: а, это твоя защитная позиция, значит, ты болен". Марьяна Торочешникова: Дамир, я хочу привести еще одну цитату из вашего доклада: "Списать дело на принудительные меры медицинского характера равнозначно вынесению обвинительного приговора, и это не является минусом в послужном списке ни следователя, ни судьи.

При этом не требуется особых усилий по доказыванию обстоятельств дела и поддержанию обвинения. По сути, назначение психиатрической экспертизы при таких обстоятельствах — это удобный способ делегировать решение вопроса о виновности психиатрам. И в политически мотивированных уголовных делах нельзя исключить намерение властей представить критиков государства, церкви и их отдельных представителей сумасшедшими".

То есть следствие при недостатке доказательств считает, что проще объявить человека сумасшедшим, и пусть уже суд отправляет его на лечение?

И вину доказывать не нужно. Дамир Гайнутдинов: Я бы сказал, что если есть какая-то возможность признать человека невменяемым, применить к нему меры медицинского характера, то эту возможность стараются использовать.

Если у человека в анамнезе есть какое-то психическое расстройство, если он состоит на учете у психиатра, то эти факторы чрезвычайно повышают вероятность того, что, если человек привлекается по политически мотивированному делу, его признают невменяемым.

Ведь в этом случае, как правило, нет необходимости вдаваться в обстоятельства дела, в доказывание вины, достаточно заключения психолого-психиатрической экспертизы, которое покажет, что у человека есть какое-то психическое расстройство. Марьяна Торочешникова: А если человек признан невменяемым, и его отправили на принудительное лечение, то совершенно неясно, сколько времени он там проведет?

Или есть какие-то ограничения по срокам? Дмитрий Динзе: Да, есть ограничения. Но тут есть второй важный момент: после того, как в отношении человека будет проведена экспертиза, он будет признан невменяемым и пройдет какое-то лечение, суд не отпускает его из психиатрической больницы, они просто переводят его из стационара на амбулаторный режим.

И при этом режиме он тоже должен ходить отмечаться к врачу в психоневрологический диспансер. Там есть дневное отделение, и есть просто закрепленный за тобой врач, к которому ты приходишь, и тебе делают какие-то уколы. После того, как в отношении тебя состоялось решение суда о принудительных мерах медицинского характера и помещении в психиатрический стационар общего или усиленного наблюдения, ты должен официально отсидеть три года на общем наблюдении.

У них по внутренним инструкциям установлен такой общий срок. Марьяна Торочешникова: Вне зависимости от того, как себя чувствует человек?

Приговоренные лечиться

Скажите, как быть в такой ситуации. Мой муж попал в больницу после несчастного случая, произошедшего на строительстве, где он работает. При доставке в больницу ему оказали первую помощь, однако оказалось, что срочно требуется серьезная операция.

Год назад был условний срок по статье ч1 и ч2 судимость погашена щяс таже статья только уже ч1 Можно розщитивать на условный срок. На выходе с почты обнон принял с 1гр метадона, заказывал не себе, сам не принимаю ничего, ранее не судим. Возможен штраф вместо условного?

В пособии содержатся рекомендации по обжалованию применения меры пресечения в виде заключения под стражу, описываются процедуры подготовки и подачи жалоб, приводятся требования законодательства к их составлению, отмечаются типичные ошибки жалующихся и даются полезные советы, содержатся образцы процессуальных документов. Взятие под стражу: возможности обжалования. Практическое пособие. При составлении пособия автор, естественно, использовал законодательную базу Российской Федерации.

Если обвенили инвалида 2 групы в приступление а ан этого не совершал

Однако, увы, далеко не всегда инвалидам удается получить то, на что они имеют право. На днях к нам в редакцию пришло письмо, от написанного в нем мурашки бегут по коже. В ноябре года обновила все подтверждающие это документы. Но в году стало известно, что малоимущей меня не признали и убрали из очереди на квартиру. Получаю пенсию по инвалидности, и теперь мне надо копить на жилье лет эдак 50, - пишет отчаявшаяся женщина. Увы, но люди с ограниченными возможностями нередко оказываются в подобных ситуациях. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Заплатит штраф — и свободен. Когда уголовную ответственность могут заменить на административную

Могу ли я как жена забрать телефон. И должны ли были ему дать какую бумагу, что телефон у них. Пошук по сайту. В памятке содержится ряд советов гражданам, взятым под стражу или отбывающим наказание в местах лишения свободы. Автор дает множество рекомендаций, которые могут помочь им избежать ошибок и эффективно защищать свои права.

Смотреть комментарии.

С первой женщиной Евгений Данченко расправился в одиночку: будучи пьяным, выбил оконную раму в доме, проник внутрь и напал на хозяйку. Куском рамы он сдавил ей шею, не давая дышать. Похитив из дома несколько тысяч рублей и три бутылки водки, Данченко-старший набросил на жертву матрас и подушку, облил их маслом и поджег.

Вопросы - ответы

Скажите, как быть в такой ситуации. Мой муж попал в больницу после несчастного случая, произошедшего на строительстве, где он работает. При доставке в больницу ему оказали первую помощь, однако оказалось, что срочно требуется серьезная операция. Врач, который может сделать такую операцию, одновременно является главврачом той больницы.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Пенсия по инвалидности 2019: инвалиды 1, 2, 3 группы в Украине

.

Взятие под стражу: возможности обжалования. Практическое пособие. 2008

.

Инвалиды I и II группы, если они являются собственниками квартиры, также.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Галина

    А в каком банке взять кредит и не отдать?